Саймон Кинберг: «Дженнифер Лоуренс сказала, что уйдет, если фильм буду снимать не я»

В российский прокат выходит супергеройский тентпол «Люди Икс: Темный Феникс» – заключительная глава про супермутантов, ведомых профессором Ксавье. Мы поговорили с Саймоном Кинбергом – режиссером, продюсером и сценар...
В российский прокат выходит супергеройский тентпол «Люди Икс: Темный Феникс» – заключительная глава про супермутантов, ведомых профессором Ксавье. Мы поговорили с Саймоном Кинбергом – режиссером, продюсером и сценаристом картины, который почти десять лет занимался формированием и эволюцией этой вселенной. Узнали, какие комиксы он любит, почему решил снять прощальную картину и как будут выглядеть кинокомиксы в будущем.

Саймон Кинберг: «Дженнифер Лоуренс сказала, что уйдет, если фильм буду снимать не я»

Хочется начать с большого вопроса. «Темный Феникс» своего рода финал франшизы «Люди Икс». А в этом году мы уже увидели или увидим финалы «Мстителей», «Игры престолов», «Теории большого взрыва»…

…«Звездных войн».

Да, «Звездные войны». Выглядит так, будто в этом году заканчивается много больших историй…

Меня уже спрашивали об этом — и я не знаю ответа. Знаете, когда вы делаете фильм (не буду говорить за телевидение), на подготовку уходит два-три года. Поэтому вряд ли этот год – год, когда что-то неожиданно переменилось в воздухе. Скорее всего, что-то случилось три года назад, что заставило людей задуматься о том, что они хотят эволюции, нового цикла — «Звездных войн», «Людей Икс», «Мстителей». Понятно, что они продолжатся, но начнется какой-то новый виток. Не знаю, что такое случилось. Но я думал об этом сегодня. Три года назад случился Brexit, избрали Дональда Трампа – возможно, это подталкивает нас к каким-то размышлениям.

А вы думали уже о следующем шаге? О том, что будет с супергероикой?

Я очень заинтригован будущим супергероики. Так много жанров, в которых она может воплотиться, которые может исследовать. Космическая опера, как в «Cтражах Галактики». Драма, как «Темный Феникс» или «Логан». Комедия, как «Дэдпул» или «Человек-муравей и Оса». Или фэнтэзи, как «Доктор Стрэндж». Есть огромное количество стилей, в которых можно снимать. И мне кажется любопытным, что в будущем супергеройское кино сможет говорить с разными интонациями и в разных жанрах, а актерский состав будет разнообразным. Например, черный актерский ансамбль, как в «Черной пантере». Или женщины, как в «Капитан Марвел», «Темном Фениксе» или «Чудо-женщине». Мне кажется, что это не столько ограничения, сколько новые возможности.
И мне кажется, что некоторые супергеройские фильмы (или большинство) – они о чем-то. В смысле, «Люди Икс» были первой франшизой, где супергерои были метафорой чего-то иного. Преследований, давления, предубеждения. Сейчас этого больше, потому что социальный активизм распространяется по всему миру. Можно найти больше политических супергеройских фильмов.

У фильмов про Людей Икс примерно 20-летняя история. И вы работали над ней, начиная с третьего фильма (Кинберг писал сценарий для фильма «Люди Икс: Последняя битва»).

Да, я начал с третьей картины.

И что вы чувствуете по поводу того, что в каком-то смысле заканчивается большая глава в вашей жизни?

Я не знаю, что будущее приготовило мне и «Людям Икс». Этот фильм я задумал как окончание цикла еще до всей истории со студией Disney (Они купили компанию Fox, которой принадлежали права на «Людей Икс», теперь эти персонажи станут частью диснеевской киновселенной Марвел — прим. ред.). Я очень многому научился за те 15-16 лет, что работал над этими фильмами. Как автор и просто как личность. Я работал с величайшими актерами. Я учился быть соавтором, автором, продюсером, автором-продюсером, автором-продюсером-режиссером. Я чувствую, что мое путешествие с «Людьми Икс» в этом цикле складывалось правильно. И оно заканчивается тем, что я дебютирую как режиссер. Знаете, у меня осталось много потрясающих воспоминаний, благодаря которым съемочная группа стала для меня семьей.

Саймон Кинберг: «Дженнифер Лоуренс сказала, что уйдет, если фильм буду снимать не я»

А как вы решились на столь смелый шаг – не просто стать режиссером, но еще и в столь важный для вселенной момент?

Вообще я хотел быть режиссером. И как автор-продюсер ты делаешь много работы, похожей на режиссерскую. Плотно контактируешь с актерами, не просто пишешь сценарий, но и участвуешь в монтаже. После того, как мы закончили «Люди Икс: Апокалипсис», и стало понятно, что Брайан Сингер не будет делать следующий фильм, сами актеры – в первую очередь, Джеймс Макэвой, Николас Холт и особенно Дженнифер Лоуренс – пришли ко мне и сказали, что очень хотели, чтобы я снимал. Джен особенно поддерживала меня в этом. Вообще она сказала, что не вернется, если буду снимать не я. Со всем этим доверием я стал думать, какую же историю рассказать. И так появился «Темный Феникс». Как вы знаете, мой первый опыт работы с Людьми Икс – это «Последняя битва», своего рода версия сюжета про Темного Феникса, но на самом деле не совсем «Темный Феникс» (Так называется и одноименный комикс, вышедший в 1976 году, – прим. ред.). Я был расстроен, как эта история развивалась в итоге там, поэтому решил вернуться к ней и сделать все правильно. И когда я стал писать эту историю, я в нее по-настоящему влюбился. И у меня возникло ощущение, что я знаю, как это можно сделать, поэтому я решился снимать.

А что для вас оказалось самым сложным в режиссерской работе? Не возникало ситуаций, когда на бумаге задуманное казалось легче, чем в действии?

Скорее были вещи, которые придумывались во время съемок, чем ситуации: «О нет, это невозможно сделать». Через это я уже проходил с другими режиссерами, когда был сценаристом. Так что это было интересно. Что касается большей части написанного… Знаете, компьютерные эффекты сегодня потрясающие, так что можно не волноваться, что что-то не получится. Было очень весело – снимать. И это был какой-то органичный для меня процесс. Знаете, оба полушария моего мозга работают не как две раздельные половины. Люди иногда меня спрашивают, когда ты работаешь автором-продюсером, как ты определяешь, когда ты сценарист, а когда продюсер. Теперь к ним добавился режиссер. Но это все едино для меня. Это про историю, про характеры, про эмоции. И есть вопросы, кого можно позвать сниматься, где взять денег, можно это нарисовать на компьютере или нет. Я не слишком об этом волнуюсь. Если это не получается, я могу что-то изменить. В этом смысле я вполне адаптивен. Но это правда был потрясающий опыт – впервые выступить в качестве режиссера.

Вы сказали, что для вас «Темный Феникс», в первую очередь, драма, но там есть элементы и апокалиптической фантастики, и космического вторжения, и триллера. Но все же драма – сердце фильма?

Да, в центре фильма эмоциональная драма Джин Грэй. Но вы правы, там есть межгалактические элементы, много экшена, и это важно для меня тоже. Я делаю большие фильмы, потому что люблю большие фильмы. Первая причина, почему я занимаюсь кино, – моя любовь к «Звездным войнам». Поэтому меня захватывала идея сделать что-то такое, чего мы не делали раньше. Вторжение пришельцев, нечто из космоса – вещи, которые были в комиксах, но пока не попадали в фильмы. И мне очень нравилась идея делать как можно больше вещей с «Людьми Икс» как командой. Опять же, в комиксах это происходит постоянно. Так что, безусловно, драма – важная часть фильма, но жанровый опыт фильма – научно-фантастический триллер.

А как вы работали с первоисточником? «Темный Феникс» – крайне важный комикс для франшизы «Люди Икс». Как вообще комиксы на вас повлияли? Какие авторы для вас важны? Джек Кирби, может быть, Алан Мур…

О, я обожаю многих. Алан Мур – один из них. Мне нравится Крис Клермонт, который написал «Темного Феникса», один из моих любимых авторов «Людей Икс». И вообще это один из моих любимых комиксов. Знаете, я рос на комиксах и любил комиксы, но не думал, что буду смотреть кинокомиксы. Единственный супергеройский фильм, который был в моем детстве, – это «Супермен» (1978). Он был потрясающий, но выглядел так, будто он будет единственным супергеройским фильмом на все времена. Но когда я подрос, вышел «Бэтмен» Тима Бертона. Но раньше все было иначе – супергеройских фильмов было гораздо меньше.
Я стараюсь сохранять суть комикса, но иногда меняю детали, чтобы сделать фильм лучше. Иногда это срабатывает, иногда нет. Так, в комиксе «Дни минувшего будущего» в прошлое направлялась Китти Прайд, но я решил заменить ее на Росомаху, потому что мне показалось, что это более подходящий персонаж. Такая вот радикальная замена. А в «Темном Фениксе» я убрал всю сюжетную линию, связанную с Клубом адского пламени (Суперзлодейская организация – прим. ред.), решив сфокусироваться на переживаниях Джин Грэй. В общем, я пытаюсь передать эмоциональную правду комикса, чувства, которые они порождают, некое ядро истории. И строю сюжет, основываясь на этом.

Саймон Кинберг: «Дженнифер Лоуренс сказала, что уйдет, если фильм буду снимать не я»
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook